Bloomberg: Кремль продолжит скрывать валютные резервы вместо того чтобы поддержать бизнес

В отличие от других стран мира, не жалеющих средств на фронтах борьбы с коронавирусом и порожденной им экономической рецессией, Кремль не спешит тратить многомиллионные валютные резервы с оглядкой на ситуацию на рынке нефти. Несмотря на накопленные «в закромах родины» $550 млрд, меры стимулирования экономики настолько недостаточны, что могут привести к еще более глубокому экономическому спаду, пишет Bloomberg.

При таких огромных запасах — около $550 млрд, включая $165 млрд, отложенных «на черный день», реальная стоимость расходов Кремля на поддержание отечественной экономики «на плаву» не превышают и 2% от ВВП России, подсчитали аналитики из ING Bank.

Если сравнивать нынешнюю ситуацию с той, что существовала во время мирового финансового кризиса 2008-2009 гг, то тогда Россия потратила одну десятую часть ВВП на борьбу с рецессией, и смогла восстановить свои резервы всего за несколько лет по мере того, как сырая нефть восстанавливалась в цене. На этот раз ситуация усугубляется продолжающейся ценовой войной за долю рынка сырой нефти между Россией и Саудовской Аравией, в которой ни одна из сторон, похоже, отступать не собирается. Похоже, Кремль долго еще будет испытывать экономические последствия низких экспортных доходов.

«Цены на нефть упали ниже уровня, который можно себе представить», — сказала Александра Суслина, специалист по бюджету из московского аналитического центра Экономическая экспертная группа, консультирующего правительство. «Они должны тратить резервы аккуратно, потому что это все, что у них есть».

Разумеется, в такой ситуации оказалось больше недовольных, чем согласных с таким подходом: недостаток мер финансовой поддержки прямиком ведет к массовой безработице, банкротствам и глубокому экономическому спаду. По оценкам Центрального банка, приказ свыше, распространяющийся на большинство россиян и предписывающий оставаться дома и работать удаленно до конца апреля может снизить рост ВВП страны от 1,5% до 2% в этом году. При этом не стоит забывать, что бюджет уже переписывается, чтобы быть готовым к ценам на нефть по $20 за баррель.

Экономические последствия двойного удара — со стороны эпидемии коронавируса и обвала цен на главный продукт российского экспорта — нефть — ощущает на себе прежде всего средний и малый бизнес. «Пока есть одни только обещания, но помощи нет, и я не знаю ни одного бизнесмена, который получил помощь: почти все пострадали», — сказал Александр Хуруджи, глава Ассоциации защиты бизнеса из Москвы.

Стимулирующие меры, которые обещаны правительством, будут частично финансироваться за счет налогов на богатых: они пока составляют 300 млрд рублей ($3,9 млрд) для поддержки борющихся с кризисом компаний, а также осуществляться за счет отдельных налоговых и ипотечных льгот. Премьер-министр Михаил Мишустин заявил на прошлой неделе, что правительство зарезервировало 1,4 трлн рублей в случае необходимости, хотя неясно, на что они будут потрачены и сколько поступит из уже существующих бюджетов.

К сожалению, Россия не может пойти по американскому сценарию, предусматривающему прямые денежные выплаты каждой семье: по словам московского мэра Сергея Собянина, «О том, чтобы использовать бюджет для раздачи подаяний, ведется много дискуссий, но это просто неправильно. Бюджеты лопнут, они и так уже с трудом справляются с нагрузкой на сферу здравоохранения».

На данный момент Кремль предпочитает скорее замалчивать свои огромные резервы, чтобы они сохранялись в течение многих лет «на черный день», чем тратить их, непосредственно помогая населению и бизнесу пережить кризис.

Отметим, что на этой неделе — в четверг — Россию ждет встреча с другими крупными нефтедобывающими странами с целью договориться о новых сокращениях в добыче нефти, но аналитики не ожидают значительного восстановления рынка нефти.